выходные данные
в последнем номере
Форум
каталог разделов и рубрик
аннотированный каталог публикаций
библиотека номеров
мероприятия редакции
журнал
адреса розничной продажи газеты по городам
татарский мир №16 (2003)

 



Ильдар Алиев

«Дом Шамиля»

Одно из самых красивых зданий Старо-Татарской слободы на площади Тукая в Казани было построено для миллионера Ибрагима Апакова. Но в народе его называют «домом Шамиля». Название его связано не с легендарным борцом за независимость Кавказа Шамилём, а с его сыном Шамилём-аль-Гали, который жил и умер в Казани.

Одно из самых красивых зданий Старо-Татарской слободы Казани в народе называют "домом Шамиля". Щедро украшенное лепниной двухэтажное каменное здание контрастирует с окружающей застройкой изысканностью форм национально-романтического модерна. Авторы проекта — предположительно Федор Амлонг и Генрих Руш. Построен этот дом в начале ХХ века для Ибрагима Апакова — почётного потомственного гражданина Казани, купца первой гильдии, миллионера, торговца мануфактурой и владельца солидного недвижимого имущества в различных местах города. Но при чём здесь легендарный борец за независимость Кавказа Шамиль? Имам Шамиль здесь ни при чём: он никогда не был в Казани. В одном из самых людных мест города, на Рыбной площади (ныне площадь Тукая) в трактире долго висел большой портрет имама Шамиль-аль-Гали с окладистой, красного цвета бородой (такой цвет придавала хна, которой окрашивали тогда бороды). Потом в этом здании размещался магазин "Колбасы". Сегодня ни магазина, ни здания, увы, уже нет. А "дом Шамиля" хорошо сохранился. Но прозвание его связано не с имамом, а с его сыном, который жил и умер в Казани.
Шамиль-аль-Гали имел трёх дочерей: Наджибат, Сафиат и Баху-Меседу. Сыновей от разных жён было пятеро: Джамалуддин, Кази-Мухамед, Саид, Мухаммед-Шафи и Мухаммед-Камиль.
Джамалуддин (1831—1858) был первенцем имама. При штурме селения Ахульго в 1839 году он был отдан заложником начальнику русского отряда генералу Грабе. Джамалуддина отправили в Санкт-Петербург, где представили Николаю I, определили в Александровский кадетский корпус. В 18-летнем возрасте он был произведён в корнеты и зачислен в кавалерию, в 21 год произведён в поручики. Имам Шамиль в эти годы вновь развернул активные военные действия против царских войск. К нему в плен попадают две знатные грузинские княжны. По предложению имама происходит их обмен на привезённого из Санкт-Петербурга Джамалуддина. Однако вскоре чахотка, которой Джамалуддин заболел, видимо, ещё в Питере, свела его в могилу
Кази-Мухамед (1833—1902), второй сын имама, всю свою боевую жизнь был рядом с отцом. Горцы любили его за храбрость, военную смекалку и находчивость. После смерти Шамиля с разрешения царя он выехал сначала в Аравию, а затем поступил на службу в турецкую армию. Дослужился до звания маршала; похоронен в Мекке рядом с могилой отца.
Саид (род. 1839) грудным ребёнком погиб вместе с матерью во время осады царскими войсками Ахульго.
Мухаммед-Камиль (1863—1951) был самым младшим сыном имама. Сведений о нём сохранилось очень мало: он всю жизнь жил за пределами России — сначала в Аравии, а затем в Турции, где и похоронен на кладбище в Стамбуле.
Наконец, средний сын имама Мухаммед-Шафи. Родился он в 1839 году. Рос любознательным, но неусидчивым.
На Кавказе детей женили рано. Первая жена Мухаммеда-Шафи была дочерью известного наиба Энков-Хаджи по имени Аминат. В 19-ти летнем возрасте наш герой вместе с молодой женой был в числе последних, кто держал оборону в осаждённом царскими войсками селении Гуниб. После пленения Шамиля в Гунибе и ссылки его в Калугу Мухаммед-Шафи вместе с другими членами семьи имама тоже переехал в Калугу.
"Несмотря на то, что немного объёмистая полнота тела портит несколько грациозность его фигуры, взамен того детский огонь в небольших карих глазах, подвижность и свежесть лица, очень приятная шепелявость языка и, наконец, сами жесты, когда их не связывало присутствие отца, — всё это говорило, что ему ещё очень хотелось бы поиграть, пошалить", — так описал в своих "Заметках о Шамиле" калужский пристав А.Руновский, присутствовавший при встрече отца с сыном в Калуге, свои первые впечатления о Мухаммед-Шафи.
Молодой горец с согласия отца 8 апреля 1861 года заступает на военную службу в царскую армию. Начал корнетом лейб-гвардии в Кавказском эскадроне Собственного Его Величества конвоя. В том же году Мухаммед-Шафи вместе с женой переезжает из Калуги в Санкт-Петербург к месту своей воинской службы. Нездоровый климат столицы после чистоты горного воздуха пагубно сказался на здоровье его супруги Аминат. Прожив на новом для себя месте всего один год, она умирает от скоротечной чахотки. Милостью самого императора России Мухаммеду-Шафи было разрешено сопровождать тело покойной жены в Дагестан для похорон. Детей от первого брака у Мухаммеда-Шафи не было. Вскоре он женится второй раз. Вторая жена тоже была горянкой — по имени Джарият, она родила Мухаммеду-Шафи сына, названного Мухаммед-Загидом.
25-летний горец за неполные три года воинской службы возводится в чин поручика, а ещё через два года становится штабс-ротмистром. Через три года Мухаммед-Шафи отправляют по служебным воинским делам в длительную командировку за границу, во время которой он побывал во Франции, Англии, Германии, Турции и Италии. Если после жизни в горах он был поражён увиденным в Санкт-Петербурге, то пребывание в странах Европы оставило ещё более сильный след в его взглядах на повседневную жизнь. По возвращении в Россию он награждается орденом Св.Анны 3 степени и откомандировывается на Кавказ для отбора молодых горцев в Кавказский эскадрон.
Прибыв из командировки, Мухаммед-Шафи узнаёт, что отцу с семейством разрешили выехать на паломничество в Мекку. Однако Мухаммеда-Шафи оставили в России: он находился на воинской службе. Вскоре за безупречную службу следует производство в ротмистры и назначен командиром взвода горцев в царском конвое. Но усердие Мухаммеда-Шафи отмечается не только чинами. В 1873 году он награждается ещё одним орденом — Св.Станислава 2-й степени. На следующий год молодой офицер удостаивается и зарубежной награды: австрийский император награждает его орденом Железной Короны 3-й степени. Блестящая военная карьера Мухаммед-Шафи продолжается и в следующие годы. В неполные 37 лет он становится полковником. Решительный и храбрый молодой офицер, почувствовавший запах пороха с детских лет, в годы русско-турецкой войны просится на фронт в действующую армию, но получает отказ царя: судьба поставила бы сыновей имама Шамиля-аль-Гали по разные стороны фронта…
Наверное, самый спокойный и благополучный период своей жизни Мухаммед-Шафи провёл в Казани. Приехал он сюда уже в чине генерал-майора. Интеллигентный и красивый 43-летний генерал, недавно ставший вдовцом, быстро завоевал симпатии казанского высшего общества. Своим обликом он скорее напоминал европейца, чем горца. Безукоризненно одетый, в пенсне, с бородой — таким он предстал перед казанской публикой. И только рыжеватая борода, которую все горцы красили хной, выдавала в нём сведущему человеку сына гор.
Никто из современников не оставил воспоминаний, где и как пересеклись пути генерал-майора и недавней выпускницы одной из казанских женских гимназий. В качестве свадебного подарка единственная 18-летняя дочь купца Ибрагима Исхаковича Апакова Бибимарьямбану и 45-летний генерал Мухаммед-Шафи получили каменный двухэтажный дом на площади Юнусова в Старо-Татарской слободе. Купец И.И.Апаков помимо торговли владел большим количеством домов в различных частях города. Дом, подаренный молодой чете, был построен сравнительно недавно — предположительно в 1863 году. Здание находилось в небольшой усадьбе, где имелись ещё и каменный одноэтажный флигель, хозяйственные постройки, небольшой садик.
Однако это вовсе не тот дом, который с лёгкой руки казанской прессы впоследствии "окрестили" "домом Шамиля". Существующее сегодня здание под номером 74 на улице имени Тукая — это реконструкция старого дома, а можно сказать, что и новая постройка, осуществлённая в 1903 году. Нынче — его столетний юбилей. Это удостоверяют заметка в "Казанском телеграфе", окладные книги тех лет, фиксировавшие взимавшийся налог на недвижимость. Хотя в историю это здание вошло как "дом Шамиля", во всех сохранившихся документах, оставшихся после купца Апакова, оно числится принадлежащим "госпоже Шамиль".
Но вернёмся к нашей молодой чете. Купец Ибрагим Исхакович Апаков понимал, что гордость зятя-генерала, свойственная жителям Кавказа, не позволит брать, а тем более просить деньги у тестя. Поэтому со свойственной ему чуткостью и прозорливостью он часть домов по купчей (налог с продажи был ниже налога с наследства) оформил на Бибимарьямбану. Зятю же тактично предложил начать совместное торговое дело. Для этого на первом этаже семинарии на Воскресенской улице был открыт магазин по торговле товарами для ученья и сопутствующими товарами. Однако Ибрагим Исхакович скоропостижно скончался и на этом, почти не начавшись, коммерческая деятельность Мухаммеда-Шафи завершилась.
В это же время в Казань приезжает единственный сын Мухаммеда-Шафи от второго брака — Мухаммед-Загид (1868—1920); нахлебником он не стал — со временем Казань узнает его как издателя и редактора журнала "Тарбия-атфаль", составителя библиографии татарской книги.
С первых же дней совместной жизни Мухамеда-Шафи и Бибимарьямбану можно было заметить если не главенство, то заметное влияние на жизнь семьи со стороны молодой жены. Имея достаточную материальную основу — 6000 рублей ежегодной пенсии Мухаммеда-Шафи и 25000 рублей, получаемых женой от аренды принадлежащих домов, жизненный уклад в доме генерал строил по европейскому образцу: не зря в Европу ездил. У них появляется экипаж с фонарями, выписанный из Франции, кучер в ливрее и цилиндре. Наряды молодой хозяйки, убранство в доме — всё соответствовало веяниям моды. Бибимарьямбану подражают молодые женщины Старо-Татарской слободы, что, думается, исламское духовенство воспринимало без восторга.
Семья Шамиля пополнилась двумя дочерями. Сразу же после рождения первой было решено снять дачу на окраине Казани, которую все называли "Немецкой Швейцарией". Арендодатели отмечали, что "госпожа Шамиль разбила на участке большой плодоносящий фруктовый сад и прекрасный цветник, а дом находится в отличном состоянии".
Бибимарьямбану по-русски говорила чисто, почти без всякого акцента. Мухаммед-Шафи также прекрасно говорил по-русски, а по-татарски изъяснялся плохо. Поэтому прислуга в дом набиралась из русских. Бибимарьям бану ярко выраженных пристрастий не имела, а вот Мухаммед-Шафи ещё с детских лет очень любил лошадей: временами в конюшне усадьбы Шамиля их насчитывалось до 18 разных пород.
Мухаммед-Шафи хотя и врос, можно сказать, корнями в российскую землю, из всех других мест для лечения и отдыха предпочитал Кисловодск. Туда он ездил почти ежегодно на разные по длительности сроки. Так было и в 1906 году. Но, прибыв в Кисловодск и прожив там несколько дней, он скоропостижно скончался от сердечного приступа. Исполняя законы ислама, похоронили его в тот же день до захода солнца на мусульманском кладбище в 30 километрах от города. Ему было 66 лет.
Вдова Бибимарьямбану вскоре уезжает с дочерьми в Санкт-Петербург. Усадьбу с домом, являвшуюся украшением Старо-Татарской слободы, она продаёт преуспевающему 25-летнему купцу 2-й гильдии Валиулле Ибрагимову, ставшему впоследствии "конфетным королём" Казани.
В Санкт-Петербурге приобретается небольшой, но добротный дом. Появляются новые знакомые и друзья. Среди них и выпускник Петербургского железнодорожного института Мухаммед-Али (Махач) Дахадаев, ставший впоследствии видным революционером. Этот 32-летний красивый горец предлагает руку и сердце 25-летней старшей дочери Мухамед-Шафи Фатимазухре. Свадьба состоялась осенью 1912 года в Санкт-Петербурге. А в 1918 году во время контрреволюционного восстания он был схвачен в городе Порт-Петровске и расстрелян. С 1922 года этот город в его память носит название Махачкала.
Потомков Ибрагима Апакова ни в Казани, ни в Санкт-Петербурге нет. Следы семьи госпожи Шамиль затерялись. В Казани память сохранило лишь одно название — "дом Шамиля".
Судьба же этого дома сложилась так. В 1919 году собственность "конфетного короля" Валиуллы Ибрагимова экспроприировали, в том числе и "дом Шамиля". Его заселили жильцами. Жилым он оставался до 1981 года. А в 1986 году в нём был открыт Литературный музей Габдуллы Тукая.

Обсудить статью на форуме

 

наверх почта анонс последнего номера о газете (паспорт)

© 2003 Издательский дом «Шанс» газета «Татарский мир»
дизайн и поддержка группа «Шанс
+»