выходные данные
в последнем номере
Форум
каталог разделов и рубрик
аннотированный каталог публикаций
библиотека номеров
мероприятия редакции
журнал
адреса розничной продажи газеты по городам
татарский мир №19 (2004)

 



Михаил Пиотровский
член-корреспондент РАН, директор
Государственного Эрмитажа

«Слово от Аллаха» — ‘Иса (Иисус Христос как персонаж Корана)

Остаётся открытым вопрос, существовали ли в доисламской Аравии арабские переводы Библии. Но разные варианты её содержания арабы знали…

В течение десяти лет известный арабист, исламовед, искусствовед, директор Государственного Эрмитажа, член-корреспондент РАН Михаил Борисович Пиотровский занимался специальными исследованиями коранических сказаний — "исторических" преданий, содержащихся в Священном писании ислама Коране.
М.Б.Пиотровский собрал воедино разбросанные по Корану повествовательные сюжеты, изложил их содержание в последовательности событий, исследовал ту роль, которую они играют в Коране.
Ислам и Коран являются результатом человеческого творчества. Для самого творца и для сотен миллионов его последователей они — деяние божества. М.Б.Пиотровский исходит из первого положения, но, уважая внутреннюю логику коранического текста, он не злоупотребляет кавычками и "якобы", говоря о естественном для Корана "участии" Бога в его создании.
"ТМ" публикует одно из коранических сказаний — об Иисусе Христе, в Коране — 'Исе, одном из пророков, посланников Аллаха на Землю.


В 615 году группа гонимых мекканцами сторонников Мухаммада покинула родной город и переселилась в Эфиопию. Они наделялись найти там покровительство христианского царя, верившего, как им представлялось, в того же бога, что и они. Рассказывают, что, впервые прибыв ко двору эфиопского правителя — негуса, мусульмане прочитали ему кораническую суру "Марйам" (19). Выслушав её, негус якобы убедился, что перед ним близкие по духу люди, и он принял их под своё покровительство. Неизвестно, было ли это на самом деле, но в одном предание, несомненно, право. Коранические рассказы о Марйам — деве Марии и её сыне 'Исе-Иисусе проникнуты несомненным чувством симпатии, даже некоторым ощущением сопричастности. Коран отвергает учение христиан, но 'Иса для него — величайший пророк, посланник Аллаха. О нём рассказываются самые трогательные сюжеты — рождество, чудеса. Однако трагическая судьба 'Исы оставлена Кораном почти без внимания.
Первые рассказы об 'Исе связаны с начальными надеждами Мухаммада, что христиане признают его в качестве посланника их Бога. В Медине он ожидал признания в первую очередь от иудеев. Их решительный и оскорбительный отказ породил новые симпатии основателя ислама к христианскому пророку.
В Коране есть три "рассказа" об 'Исе и многочисленные упоминания о нём. Об 'Исе Коран обычно вспоминает в связи со спором с христианами, с их представлениями о богочеловеке и троице, которые казались Мухаммаду грубым искажением принципа единобожия. Из рассказов и отдельных мотивов можно составить себе представление о том, что знали об Иисусе аравийцы VII века.
В начале мекканской суры "Марйам" стоит перечисление древних пророков и праведников. Упоминание каждого из них вводится рефреном: "И вспомни в Книге…" Тут рассказано о разрыве Ибрахима (библейского Авраама — Ред.) со своим отцом, о "тайной беседе" Мусы (библейского Моисея — Ред.) с Богом, об Исма'иле (библейский Исаак, сын Ибрахима — библейского Авраама — Ред.), о "вознесённом на высокое место" Идрисе (Идрис — коранический персонаж, пророк и праведник, вознесённый Аллахом "на высокое место" — в рай — Ред.). Но прежде всего этого идёт рассказ о Закарии (коранический персонаж, евангельский Захария — отец Иоанна Крестителя — Ред.), Марйам (матери Иисуса Христа — Ред.) и рождестве 'Исы.
Закария, "раб Аллаха", обратился к богу с мольбой даровать ему наследника. Просьба была услышана. Аллах объявил Закарии, что у него родится мальчик по имени Йахья (библейский Иоанн Креститель) (Йахья был подтверждением истинности "слова от Аллаха", то есть 'Исы и его миссии — Ред.). Закария не поверил, что у него, старика, и у его бесплодной жены может родиться сын. Он попросил подтвердить это знамением. Знамение было дано: "…ты не будешь говорить с людьми три ночи, будучи здоровым" (19:10/11)*.
Мальчик родился. Был он богобоязнен, благочестив и послушен. И далее говорится: "И вспомни в Писании Марйам!" (19:16). Она удалилась от своих сородичей в "восточное место" (восточная часть храма), укрылась там за завесой, и тут ей явился в обличье человека "Наш дух" (то есть дух Аллаха — ангел Джибриль). Она испугалась, но он объяснил, что послан Господом, чтобы объявить о будущем рождении у неё "мальчика чистого" (19:19). Как и Закария, она не могла в это поверить, но по иной причине: "Меня не касался человек, и не была я распутницей!" (19:20). Посланец ответил, что Аллах делает всё, что пожелает, без труда.
Марйам забеременела, удалилась в "далёкое место". Начавшиеся родовые схватки привели её к пальме. В момент особенно острых мучений родившийся мальчик воззвал к ней, прося успокоиться. Аллах сотворил рядом ручей с прохладной водой, а на пальме появились спелые плоды, чтобы Марйам могла отдохнуть и подкрепиться. Тогда младенец сказал ей, чтобы при встрече с людьми она с ними не разговаривала, объясняя, что дала обет молчания (как у Закарии). Сородичи стали ругать вернувшуюся Марйам за распутство, но тут из колыбели заговорил новорожденный. Он объявил: "Я — раб Аллаха, Он дал мне Писание и сделал меня пророком… Мир мне в тот день, как я родился, и в день, что умру, и в тот день, когда буду воскрешён живым!" (19:30/31, 33/34).
В суре "Семейство 'Имрана" ("Аль 'Имран", 3) этот же сюжет расцвечен многими деталями. После сообщения о том, что Аллах избрал род Ибрахима и 'Имрана "пред мирами" (3:33/30), сказано, как жена 'Имрана посвящает Аллаху ребёнка, который должен у неё родиться. Родилась девочка, названная Марйам. Господь принял её; она была поселена в храме.
Служители храма бросали жребий, кому заботиться о Марйам. Выбор пал на Закарию. Каждый раз, входя в её комнату, он находил у неё свежую пищу, которую чудесным образом дарил ей Аллах. Вдохновлённый этим чудом, Закария и воззвал к Господу, прося у Него потомства. Ангелы во время молитвы возвестили ему о грядущем рождении мальчика Йахья, который будет подтверждать "истинность слова от Аллаха", будет "пророком из праведников". Закария не поверил и в качестве знамения правдивости услышанного им был лишён на три дня речи.
Потом ангелы явились к Марйам, объявив, что Господь избрал её "пред женщинами миров" (3:42/37), что у неё родится "слово от Аллаха, имя которого Мессия 'Иса" (3:45/40). Он будет говорить с людьми и в младенчестве, и во взрослом возрасте. Она не верила, ангелы её убеждали, рассказывая, что Аллах скажет: "Будь!" — и желаемое Им свершается.
Они предрекали, что Аллах научит мальчика мудрости и священным текстам, сделает его "посланником к сынам Исра'ила", 'Иса будет говорить людям: "Я сотворю вам из глины по образу птицы и подую в неё, и станет это птицей по изволению Аллаха. Я исцелю слепого, прокажённого и оживлю мёртвых с дозволения Аллаха. Я сообщу вам, что вы едите и что сохраняете в ваших домах" (3:48/43). Он объявил, что подтверждает истинность заповедей Торы (Пятикнижия — первых пяти книг Библии — Ред.), но разрешит людям часть из того, что было им прежде запрещено.
После этого двойного пророчества, где ангелы пророчествуют о том, что будет предрекать о себе самом 'Иса; говорится, что 'Иса (уже родившийся) "почувствовал (в людях) неверие" и попросил дать ему помощников. Ими стали апостолы (в Коране — аль-хаварийун). Потом Аллах обращается к 'Исе и говорит: "Я упокою тебя и вознесу тебя ко Мне", сообщает, что его последователи возвысятся над неверующими, что неверующие будут наказаны ещё до Судного дня и, конечно же, после него. Эта фраза звучит уже как обращение не только к 'Исе, но и к Мухаммаду. Затем сказано, что 'Иса перед Аллахом подобен Адаму. Как и первый человек, он создан из праха словом Бога, произнесшего: "Будь!"...
Третий рассказ об 'Исе изложен — опять в новой форме и в новом контексте — в мединской суре "Трапеза" ("аль-Ма'ида", 5:110/1090118). Речь идёт о конце света, когда Аллах соберёт своих посланников. Первым Он обратится к 'Исе сыну Марйам и напомнит ему о том, какие милости Он даровал ему и его матери. Это уже не пророчество ангелов о будущем, которое совершилось. Это пророчество о воспоминании, которое ещё будет, ведь Судный день ещё не наступил. Аллах перечисляет все те эпизоды, которые упоминались в пророчестве при благовещении: явление к Марйам Святого духа, говорящий в колыбели ребёнок, обучение его мудрости и Писаниям, оживление глиняных птиц, исцеление слепого и прокажённого, воскрешение мёртвых. Аллах говорит, что Он защитил 'Ису от сынов Исра'ила, которые считали его чудеса колдовством, что Он даровал ему в помощники апостолов. Далее Аллах рассказывает, что апостолы потребовали у 'Исы чуда — чтобы Бог дал им с небес трапезу. Аллах даровал 'Исе и это — накрытый стол спустился с небес.
Далее Аллах как бы вступает в полемику с христианами относительно троицы. Он спрашивает у 'Исы, неужели он потребовал от людей, чтобы они считали его и его мать божествами наряду с Аллахом. 'Иса возмущённо отрицает это, упрекая тех, кто мог придумать такое после того, как он умер.
Таковы три рассказа об 'Исе, каждый из которых в разной форме и в разном контексте сообщает в основном историю рождения пророка, включая в неё ряд эпизодов, связанных с антихристианской полемикой, с упрёками христианам в обожествлении 'Исы.
Есть в Коране некоторые намёки на историю бегства в Египет (23:50/52). Упоминается о его вознесении на небеса (4:158/156).
Гибель 'Исы в Коране не описана, но она подразумевается в известной фразе, отрицающей его смерть. Среди грехов "обладателей Писания" названы их поношения Марйам и их лживые утверждения о гибели 'Исы: "…и за их слова: "Мы ведь убили Мессию, 'Ису сына Марйам, посланника Аллаха". А они не убили его и не распяли, но это только представилось им, и, поистине, те, которые разногласят об этом, — в сомнении о нём; нет у них об этом никакого знания, кроме следования за предположением. Они не убивали его — наверное. Нет, Аллах вознёс его к Себе; ведь Аллах велик, мудр"** (4:157-158/156).
Значение этих рассказов в Коране огромно, ибо через них выражаются и связь и противостояние нарождающейся новой религии и её великого предшественника и современника — христианства.
Рассказы об 'Исе одновременно входят как бы в два цикла коранических сюжетов. Это — одно из сказаний о пророках, и в то же время это — часть ещё более частых в Коране споров с другими религиями. Главный мотив этих дискуссий — обвинение в искажении подлинного единобожия. Две эти линии хорошо видны в тексте. Обвинения и упрёки христианам как бы добавлены к сказаниям. Они отличаются от них по стилю и, видимо, появились рядом со связными рассказами позднее как некие "идеологические выводы" или комментарии к историям, вообще-то всем известным.
Все три рассказа близки друг к другу текстуально и по духу, однако "ниспосланы" они в разное время. Самый ранний рассказ содержится в суре "Марйам" и относится к мекканскому периоду. В нём повествуется только о рождестве. Другие события жизни 'Исы появляются уже в мединских сурах, где в рассказ о рождестве вставляются многослойные пророчества ребёнка о собственных чудесах. В мединской суре "Семейство 'Имрана" рассказ об 'Исе тесно увязан с иудейской священной историей. Подчёркнута родственная связь Марйам с ветвью Моисея-Мусы, после упоминания о потомстве которого и следует рассказ об 'Исе. Последний по времени ниспослания рассказ (5:110/109-118) связан с идеей Судного дня и подведением итогов человеческой жизни. Аллах перечисляет события из жизни 'Исы. Описание сбора при конце света отличается от ранних экстатических картин, которыми полны самые старые суры. Тут спокойно и не спеша Аллах беседует с пророками. В этих беседах уже заложен мотив заступничества пророков за людей. Он перерос затем в исламе в важнейшую концепцию о том, что Мухаммад, последний пророк, заступился перед Аллахом за всех прегрешивших мусульман. Мединскими являются аяты, упоминающие о распятии и утверждающие, что 'Иса распят не был...
Для Мухаммада 'Иса был особенным пророком и предшественником. Параллели между 'Исой и Мухаммадом не особо значимы. 'Иса, конечно же, не бог, а человек (5:75/79), но человек необыкновенный. Подобно Адаму, он создан Богом (а не просто избран, как другие пророки). Он относится к "приближённым" Аллаха, то есть подобен высшим ангелам (3:45/40). Он не просто праведник и посланник, но и "слово Аллаха", "речение истины". Он, 'Иса, будет "признаком" наступающего Суда (43:61), то есть снова появится перед концом света. Этот необыкновенный пророк якобы предсказал появление Мухаммада, объявив (61:6): "О сыны Исра'ила! Я — посланник Аллаха к вам… и благовествующий о посланнике, который придёт после меня, имя которому Ахмад". Ахмад — это второе, а возможно, и первое имя Мухаммада***.
А далее об 'Исе и отношении людей к нему говорится то же самое, что говорится и о Мухаммаде: "Когда же он пришёл с ясными знамениями, то они сказали: "Это — явное колдовство" (61:6). В суре "Трапеза" (5) об 'Исе сказано: "И сказали те, которые не веровали из них: "Это — только очевидное колдовство" (5:110). А вот что говорилось о Мусе: "Они сказали: "Конечно, это — явное колдовство" (10:76/77), и о Мусе такое повторяется десятки раз. Многократно обращались неверующие с теми же словами к Мухаммаду: "Это — только явное колдовство" (34:43/42).
Есть ещё одна важная параллель, отсутствующая в рассказах о других пророках. У Аллаха был посредник в общении с 'Исой, помощник пророка — рух аль-кудус ("святой дух"): "…и подкрепил его духом святым" (2:87/81, 253/254). Для христиан с этими словами был связан один из элементов троицы. Для мусульман это было созвучно с фразами, касавшимися самого Мухаммада: "Ниспослал его (Коран) дух святой от твоего Господа…" (16:102/104). Тут, несомненно, имелся в виду ангел Джибриль (Гавриил), который передавал текст Корана Мухаммаду от Аллаха.
С историей 'Исы, последнего пророка перед Мухаммадом, как будто бы не связана никакая катастрофа, но он явится предшественником великой, всеобщей и окончательной катастрофы — Судного дня, предупредить о котором в последний раз и послан к людям похожий на 'Ису Мухаммад. В послекоранических сказаниях 'Иса стал одним из главных героев рассказов о событиях, которые будут предшествовать Суду. Спустившись с небес, он убьёт страшного Антихриста-Даджжаля и установит вместе с аль-Махди царство справедливости на земле (Махди — провозвестник близкого конца света, последний преемник Пророка Мухаммада — Ред.).
'Иса, без сомнения, был хорошо известной в Аравии фигурой. На полуострове жило много христиан, как местных — арабов, так и пришлых торговцев и отшельников. Христианство было распространено при дворах аравийских царей — Гассанидов, Лахмидов, Киндитов, среди йеменской знати. В Аравии знали и о Священном писании, ниспосланном 'Исе, называли его Инджиль (Евангелие). Однако в отличие от многих других пророков имя 'Исы едва ли могло быть когда-либо оторвано от его религиозного смысла, от христианства. Об этом косвенно свидетельствует и Коран. К каждому рассказу об 'Исе добавляются полемические примечания, указывающие на различие мусульманского и христианского подходов к образу 'Исы-Иисуса.
В коранических рассказах об 'Исе есть несколько деталей, удивляющих читателя и не раз толковавшихся как грубые ошибки Мухаммада, якобы плохо знавшего то, о чём он говорил. Как и во многих других подобных случаях, эти обвинения в "ошибках" основаны более на враждебности к исламу и нежелании искать иные объяснения, чем на учёном анализе.
Между тем именно анализ источников коранического образа 'Исы даёт нам уникальную возможность заглянуть в религиозную обстановку в доисламской Аравии. В частности, они проливают некоторый свет на те неканонические представления и воззрения, сторонники которых находили себе в Аравии убежище и последователей. Часто именно их взгляды были для аравийцев христианством. Иногда Коран именно с ними полемизирует, а порой он принимает их как правильные, противопоставляя тому, что было тогда более или менее каноническим.
Иронию исследователей вызывали два места в коранической истории Марйам, где говорится о её родословной. В суре "Марйам" (19:28/29), когда Марйам приходит к своим сородичам после рождения 'Исы, они обращаются к ней с упрёками и называют её "О сестра Харуна…". У Марии, матери Иисуса, не было брата по имени Харун-Аарон. Но у библейских Моисея и Аарона была сестра по имени Мирйам (в восходящем к ней русском тексте — Мириамь). Она считалась пророчицей (Исход 15:20: "Мирйам пророчица, сестра Ааронова"). Из этой фразы Корана не раз делался вывод, что Мухаммад просто перепутал одну Марйам с другой. Такой вывод хорошо вписывается в общую концепцию Корана как собрания плохо понятых обрывков Библии. Однако он далёк от реальности.
Мухаммад и его окружение не могли не знать, сколь большой разрыв во времени (пусть и эпическом, а не историческом) разделял Марйам 'Исы и Марйам Мусы-Моисея. Более того, как мы увидим ниже, коранический рассказ о Марии свидетельствует о хорошем знакомстве с так называемым Протоевангелием Иакова, тем самым апокрифическим (то есть не включённым в библейский канон) текстом, откуда все христиане черпали сведения и сказания о рождении Марии и о её родителях. Сестра же Мусы в Коране по имени не названа, но она в Коране упомянута. Она действует сама по себе, следя за судьбой пущенного плыть по воде младенца-брата (20:38-40/41; 28:7/6-13/12). Поэтому для называния Марии-Марйам сестрой Харуна должно искать иное объяснение, чем просто путаница.
В другом, уже мединском рассказе о Марйам и 'Исе мать Марйам обещает богу своего ещё не рождённого ребёнка (3:35/31), то есть Марию. Это — история из христианского предания о Марии. Но снова появляется такая же путаница. Мать Марии названа "женой 'Имрана", то есть матерью Харуна и Мусы, то есть опять же Марйам — "сестра Харуна". Таким образом, Коран два раза подчёркивает родство Марйам с родом Мусы. Однако слово "сестра" не обязательно должно обозначать прямое родство, оно может означать и "соплеменница". Скорее всего, тут не ошибка, а стилистически сложная метафора. За ней стоит представление о родстве двух великих пророков. Подобное представление вполне в духе раннего иудео-христианства, пытавшегося сохранить некое единство двух религий...
Связь начального ислама с иудео-христианством, ранней формой христианской религии, обнаруживается во многих деталях и вполне возможна, несмотря на кажущийся хронологический разрыв. В Аравии долго сохранялись учения, представления и даже приверженцы давно угасших за её пределами сект. К примеру, главная идея коранического образа Иисуса — то, что он великий пророк, человек, а не сын Бога, — сродни тому, что проповедовали иудео-христиане эбиониты (иудействующие христиане, отвергавшие авторитетность новозаветных сочинений, II-IV века — Ред.).
Мухаммад имел дело с точками зрения различных христианских течений и сект. Он иногда выбирал что-то, иногда противопоставлял одни другим. Утверждение Корана, что 'Иса на самом деле не был убит, исследователи часто увязывают с учением раннехристианского течения докетов (от греч. doket — казаться), не признававших материальности тела и человеческой жизни Иисуса, отрицавших реальность распятия. Приводят в этой связи, к примеру, и возводимый к гностику II века Василиду рассказ о том, что распят был не Иисус, а Симон из Кирены, несший крест Иисуса и принявший его образ.
Есть в Коране и более чёткие параллели и сходства с известными нам конкретными христианскими памятниками. Описание родов под пальмой вызывает в памяти историю отдыха под пальмой на пути в Египет, как он описан в апокрифическом Евангелии от псевдо-Матфея (гл.20). В целом же рассказ о Закарии, Йахье — Иоанне Крестителе и Марйам во многом близок к начальным главам канонического Евангелия от Луки.
Этот набор параллелей, которых можно найти ещё много больше, показывает, что у коранического текста не было прямого источника. Кораническое сказание родилось в среде, где бытовали различные христианские и околохристианские мотивы, связанные с Христом...
У мусульман есть представление, что в Мединской мечети, рядом с могилой Мухаммада есть место для погребения 'Исы, который перед концом света спустится с небес, победит зло и умрёт...

* Цитаты из Корана в русском переводе даны по тексту: Коран. Перевод И.Ю.Крачковского. 2-е изд. М., 1986. Собственные переводы автора приводятся лишь в тех случаях, когда нужно передать важный для рассуждений смысловой оттенок, опущенный в переводе И.Ю.Крачковского. Такие переводы особо оговариваются в примечаниях. Нумерация стихов двойная, но на первом месте, в отличие от перевода И.Ю.Крачковского, стоят номера стандартных современных изданий, следующих египетским образцам. (Здесь и далее примечания М.Б.Пиотровского— Ред.).
** Разделение фраз и пунктуация — мои. Я попытался более резко оттенить полемическую направленность текста.
*** Коран предлагает тут специфическое толкование реальных христианских текстов. В Евангелии от Иоанна Иисус, беседуя с апостолами, говорит: "И я умолю Отца, и даст Он вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек" (14:16, ср.26). "Когда же придёт Утешитель, Которого я пошлю вам от Отца, Дух истины, который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать обо мне" (15:26); "…дела, которые творю я, и он сотворит, и больше сих сотворит" (14:12). Это представление о приходе ещё одного посланца Бога было воспринято Мухаммадом и приложено к самому себе. Дополнительным стимулом такого отождествления был характер одного из имён пророка ислама. Его звали Ахмад, что значит "преславный" и является изначально формой превосходной или сравнительной степени прилагательного "славный" (хамид). Это — сокращение от древнего имени типа: "Бог — самый славный". В одной из приведённых выше евангельских фраз тоже есть сравнительная степень: "…дела, которые творю я, и он сотворит, и больше сих сотворит". Какие-то предания и пересказы этой и подобных евангельских фраз и были восприняты при арабской передаче как имя будущего посланника.

Обсудить статью на форуме

 

наверх почта анонс последнего номера о газете (паспорт)

© 2003 Издательский дом «Шанс» газета «Татарский мир»
дизайн и поддержка группа «Шанс
+»