выходные данные
в последнем номере
Форум
каталог разделов и рубрик
аннотированный каталог публикаций
библиотека номеров
мероприятия редакции
журнал
адреса розничной продажи газеты по городам
татарский мир №5 (2008)

 




МУЗА НАРОДНОГО ПОЭТА

Люция Камаева, кандидат психологических наук,
доцент кафедры психологии МГГУ им. М.А.Шолохова

У каждого поэта бывает своя муза. Была она и у Мажита Гафури. Кто же эта женщина, которая вдохновляла поэта на творчество, достойно шла рядом по жизни, стала ему и женой, и ангелом–хранителем? Ею стала Зухра Камалетдиновна Насырова.
22 декабря в Историко–культурном центре в деревне Килем состоялись торжества в честь 115–летия со дня рождения Зухры Гафури – жены народного поэта Башкортостана, классика татарской и башкирской литературы М.Гафури.
Руководитель историко–культурного центра Насыров А.А. совместно с учителями, учащимися школы, фольклорным ансамблем подготовили музыкально–литературную программу: учащиеся исполнили стихи М.Гафури, коллектив народного театра – отрывок из спектакля «Черноликие», фольклорный ансамбль – концертные номера. В празднике приняли участие кавалеры медали общественной премии имени М.Гафури – предводитель татарских мурз РБ мурза Мамлеев М.Ш., красной нитью в его выступлении прозвучала тема дружбы двух братских тюркских народов: башкирского и татарского, проф. Сафуанов С.Г. поднял тему «Легко ли быть женой большого поэта?» – о роли и значении Зухры ханум в жизни и творчестве поэта. Преподаватели и студенты БГПУ им.М.Акмуллы также приехали с прекрасными концертными номерами. Я как председатель фонда культуры «М.Гафури – 21 век РБ» ознакомила участников с малоизвестными страницами биографии Зухры ханум и М.Гафури, рассказала о судьбе их детей и внуков. Их сын Анвар Гафури – участник Великой Отечественной войны, член Союза журналистов СССР. Внук Раиф Анварович Гафури – выпускник МГУ им. М.В.Ломоносова, доктор технических наук, профессор. Второй внук Халит Анварович – профессиональный массажист и автор стихов и рассказов для детей. Руководитель общества татарских женщин Республики Башкортостан «Сахибжамал» Г.Ягудина свое выступление посвятила меценатской, благотворительной деятельности С.Тефкелевой и С.Джантурина – воспитателей, опекунов Зухры ханум, ее братьев и сестер. Большую помощь оказал в проведении и организации праздника ректор БГПУ имени М.Акмуллы Асадуллин Р.М.
Рассказывает Азамаева Банат Юнусовна, родственница Зухры ханум:
– Зухра апа Гафури родом из деревни Килем Буздякского района. Ее родители были портными у бояр Тевкелевых. Отец шил мужские платья, а мать – женские. Жили они в небольшом доме у реки недалеко от дворца Тевкелевых. Они были мастеровыми, и земли у них не было. Всего было пятеро детей – Тауфика, Малика, Закия, Зухра, Нуртдин и Имамутдин. Когда умерли родители, Тауфика с мужем осталась в Килеме, остальных детей боярин Тевкелев привез в свое имение в Уфу. Имамутдина и Нуртдина определил на работу в магазин к миллионеру Каримову. Девочки поступили учиться в гимназию. Старшая сестра Зухры апы Тауфика тютяй была грамотной, учила девочек. Малика вышла замуж за купца Гельметдина Кальметьева. После революции двое сыновей Гельметдина и Малики уехали в Турцию. А сам Гельметдин оставил дом, устроился работать простым рабочим на кожевенную фабрику. На Чишминской потом построил новый дом, где и стали они жить. Когда возводили памятник Салавату Юлаеву, их дом попал под снос. Им дали квартиру по улице Блюхера. Их младшая дочь Фарида работала бухгалтером в ОСАВИАХИМ у Мусы Гареева. Старшая дочь Малика уехала в Ташкент, работала переводчицей в издательстве.
Закия – старшая сестра Зухры, была учительницей, после революции уехала в Ташкент. Нуртдин с женой Каримой жили на улице Гоголя напротив дома Гафури на втором этаже двухэтажного дома и занимали две комнаты. После революции Нуртдин работал простым рабочим – сколачивал ящики. А его жена Карима енгачэй была портнихой.
Старший брат Зухры Имамутдин после революции с семьей уехал в Ташкент, где организовал большой магазин.
Зухра ханум преподавала Каргалах, затем в Уфе в приюте для девочек Марьям Султановой этику, татарский язык и литературу, потом в русско–татарской школе. Она очень хорошо знала татарскую поэзию и литературу. В свободное время шила на заказ, и это было большим подспорьем в семейном бюджете М.Гафури. Ее швейную машинку «Зингер» можно увидеть в Мемориальном доме–музее М.Гафури на ул. Гоголя, 28. В архиве фонда Гафури хранится фотография, на которой Зухра Гафури сидит в окружении гимназисток.
Анвар Гафури в своих воспоминаниях пишет:
– В Мемориальном доме–музее Мажита Гафури хранятся письма, которые рассказывают о самых тайных секретах, самых прекрасных чувствах двух молодых людей. Когда я смотрю на пожелтевшие от времени страницы, мое уважение к отцу и матери растет все больше и больше, и хочется склонить голову перед их бескорыстной дружбой…
В одном из писем Гафури мы читаем:
«Вот вас впервые называю милая ханум. В первый раз даю понять о своей любви…
Я люблю вас давно, наблюдаю за вашей походкой, характером. Чем больше я наблюдаю за вами, тем сильнее растет моя любовь к вам…
Если бы вы согласились принять меня постоянным спутником совместной жизни, я бы посчитал за большое счастье согласиться стать им, разделить с вами свои радостные переживания. Вы знаете сами: я некрасивый, небогатый. Что есть хорошего во мне, так это любовь к знаниям, я писатель, живущий на средства, получаемые при помощи пера…»
На это письмо поэта, написанное от чистого сердца, Зухра ответила согласием.
Гафури не горюет о своей судьбе, не думает, что принесет день грядущий. Он переживает за судьбу семьи, за судьбу Зухры. А возникшее чувство симпатии друг другу становится глубже, крепче.
«Мы очень любили Зухра апу, – вспоминала Халида Аксановна Булатова, родная племянница Гафури, – она была красивая, веселая, звонкоголосая, любила шутить, а нам, детям рассказывала сказки. Она была учительницей и очень хорошо шила. Когда приезжала к нам, привозила свою швейную машинку, ставила ее во дворе и всем нам шила платья из привезенных ею же тканей. Шила очень красиво и быстро. К нам относилась уважительно, когда приходил с работы отец (младший брат Гафури – Аксан), она бросалась разувать его, развязывать лапти. Когда Зухра апа гостила у нас, каждый день резали курицу, и она со мной играла в ядач, обещая подарить мне гребень, если я выиграю. Как–то Зухра апа молола пшено на блины, просеяла муку и дает мне сито. Я взяла сито, а слово «ядач» по правилам игры не сказала и заплакала от обиды, что не получу гребень. Зухра апа тут же меня успокоила, отдала приготовленный ею заранее подарок – гребень для волос».
В ведении семейной жизни, организации домашнего быта для творческой работы поэта и в неподдельном интересе к произведениям Гафури, способности давать вдохновение и силу, а его близким знакомым и друзьям оказывать внимание, Зухра оказалась очень чутким, старательным и понятливым человеком.
И с ней отец прошел всю жизнь. Она была его самым близким другом, верной помощницей. Он ей первой читал свои стихи, советуясь с ней и прислушиваясь к ее замечаниям. С ней он делился своими думами, радостью, горем... Маму я помню очень молодой, жизнерадостной женщиной, очень живой, веселой и остроумной. Такой она оставалась до самой своей смерти. Это она научила меня читать и писать, когда мне не было еще семи лет.
Много лет мама работала в школе. Она преподавала родной язык в женском медресе, по 20 мая 1917 года преподавала в русско–башкирской двухклассной школе родной язык, в 1919 году учительствовала при русской школе, а с лета 1921 года была мобилизована политпросветом в Красноармейскую школу.
В воспоминаниях известного татарского поэта Зарифа Башири мы находим такие строчки:
– То, что его жена Зухра в высшей степени была согласна с ним, я понял не только с его слов, но и по их взаимоотношениям. Зухра для Мажита Гафури была настоящим другом, поднимала его дух, вдохновение, была искренней помощницей понимающей его творческую деятельность. Она уважала Мажита, ухаживала за ним, не расстраивала его пустяковыми расспросами, чтобы его мысли, думы не занимать ни чем кроме литературы, старалась сводить концы с концами, умела держать то, что есть. Я не знаю другого татарского поэта или писателя, кому бы так повезло с женой.
Вся жизнь Гафури пример для потомков в проявлении уважения и милосердия к простому человеку. В 1923 году Гафури передает гонорар за книгу «В когтях голода» в фонд голодающих, подаренные торговцами золотые карманные часы с цепью в фонд беспризорника, отказывается от дополнительного продовольственного пайка, а свой хлеб, будучи сам больным, делит с дедушкой–сапожником, спасая его от голодной смерти. И Зухра ханум полностью разделяла его взгляды и поступки, хотя у них было у самих двое детей, и дом их нельзя было назвать полной чашей.
Тема женской доли, ее прав, положения в обществе занимает большое место в творчестве Гафури. Он воспевает в своих стихах мать, мать и дитя, женщину. В произведениях Гафури любовь трактуется как высшее благородное человеческое чувство. Гимном светлой, чистой любви является знаменитая повесть Мажита Гафури «Черноликие». Свои феминистские взгляды Мажит Гафури отразил не только в творчестве, но и придерживался их в семейной жизни, поощряя общественную деятельность супруги Зухры ханум. Сайфи Кудаш в своих воспоминаниях описывает такой факт:
– После Февральской революции в Уфе очень часто проводились митинги и собрания. На них говорили много таких вещей, о которых мы, молодые люди, никогда до этого не слышали. Наполненные спорами и борьбой между различными политическими партиями, эти собрания проходили крайне шумно. Иногда споры были настолько бурными, что стороны кидались друг на друга со стульями…
Здание летнего театра в Веденеевском саду (ныне сад имени Луначарского) было полно приглашенных и пришедших из любопытства. Шло подготовительное собрание уфимских мусульман по выбору гласных в городскую управу. Когда я протиснулся в зал, председательствующий плешивый мужчина пробасил: «Слово предоставляется Зухре ханум Камалетдиновне!»
Зал тотчас оживился, люди стали переговариваться. На трибуну смело поднялась молоденькая женщина. На голове у нее калфак, поверх которого повязана белая шелковая шаль. Она внимательно оглядела сидящих в зале. Затем откашлялась и заговорила:
– А я вам скажу, что в этом зале лишь половина собрания… Здесь не участвуют женщины. Со дня революции вы жуете одну и ту же жвачку: женщине следует предоставить равные с мужчиной права. А почему же не предоставляете? И знайте, что женский вопрос можно решить лишь при участии самих женщин. От имени всех мусульманок я протестую против вашего лицемерия…
Анвар Гафури вспоминает: «Отец был исключительно внимателен к ней, и я не помню ни одного случая, когда бы он ее чем–нибудь огорчил. Наверное, не легко приходилось матери разделять с поэтом, живущим с 1911 года под надзором полиции, все его горестные переживания. Мама вместе с отцом несла на своих плечах все трудности жизни, будучи близким другом и товарищем человека борющегося за светлое будущее народа. Однюдь не случайно целый ряд своих стихотворений М. Гафури посвятил своей музе – Зухре ханум. Вот одно из них:

МОЕЙ ЗУХРЕ

О двух больных1 заботясь днем и ночью,
Под бременем бессонного труда
Ты уставала, но не унывала,
Шутила и смеялась, как всегда.
Когда придя с работы, в дверь входила,
Весенним солнцем лик лучился твой,
И красота его приумножалась
Очей твоих небесной синевой.
Ни разу я тебя не видел хмурой,
Хотя и знал, что валишься ты с ног.
Прости, Зухра, я слишком долго
Недужил и помочь тебе не мог.
______________

1 М.Гафури и его младший
сын Халит

Перевод Марселя Гафурова

Обсудить статью на форуме

 

наверх почта анонс последнего номера о газете (паспорт)

© 2003 Издательский дом «Шанс» газета «Татарский мир»
дизайн и поддержка группа «Шанс
+»