выходные данные
в последнем номере
Форум
каталог разделов и рубрик
аннотированный каталог публикаций
библиотека номеров
мероприятия редакции
журнал
адреса розничной продажи газеты по городам
татарский мир №9 (2003)

 



Рональда Зеленова

Татарский портрет Сайры Вельшаковой на фоне Петербурга

Рассказ о деревенской татарской девочке, ставшей ленинградским просветителем.

1922 год. Татарская деревня Ключищи Нижегородской области, где в многодетной семье учителя Азыма Салахетдинова явилась на свет наша героиня — Сайра. У семьи скромный дом, одна корова и поле ржи, которую жнёт мать. В избе люльку Сайры качает маленькая сестра Саадат — взрослые добывают скудный хлеб насущный. Пять лет спустя соседи собираются послушать, как Сайра читает по-русски: "Кузнец-молодец, расковался жеребец…" Все смеются, хотя ни чтица, ни слушатели не понимают значения русских слов.
Конец 20-х годов — в Поволжье всё ещё голод. Но отец мечтает дать детям образование и в 1929 году отправляется к родственникам в далёкий и великий Ленинград "за знаниями". После деревенского простора девочку обступают громады зданий, двор-колодец на улице Разъезжей,31 и стены комнаты в коммуналке, набитой родственниками. Спать приходится на полу. Зато вскоре Меккой Сайры становится татарский класс в школе на улице Ломоносова с учительницей Салеёй Байбуровой. Русский язык и музыка! Обнаружилось, что у Сайры прекрасный голос. И вот наступил удивительный день в 1940 году на смотре творчества юных в Большом зале филармонии. Слушал сам Жданов! После концерта он позвал исполнителей в залу, где сидел среди ваз с яблоками и конфетами. Похвалил Сайру и одарил её яблоками. Она вспоминает: "Он казался нам таким добрым. Я не решилась съесть яблоки и, как драгоценность, отнесла их в школу поделиться со всеми, хоть по маленькому кусочку".
Идиллия длилась недолго. Грянула война, Сайру включали во фронтовые концертные бригады Дома офицеров, и начались концерты на фронте.
"8-го сентября замкнулось кольцо блокады. В этот день я пела в госпитале у Петропавловской крепости. Когда мы вышли на улицу, над городом поднималось огромное облако дыма — горели продуктовые "Бадаевские склады", уничтожая и так небольшие запасы продуктов в городе. Мы ещё не знали, что такое голод. Фронт тогда был там, где теперь раскинулись новостроенные районы Петербурга: мы шли туда пешком по бесконечным линиям окопов. 7-го ноября 1941 года я пела ночью в землянке перед фронтовиками. Только успела пропеть: "Бей, барабан, походную тревогу", как начался налёт немецких бомбардировщиков. Солдаты бросились к зениткам. Мне крикнули: "беги помогать!" и я побежала оттаскивать гильзы от снарядов. Кругом был ад. Всё небо усеяно дирижаблями, перекрещено лучами прожекторов, мерцает от разрыва снарядов. Было жутко, но в морозную ночь так красиво — мне казалось, что падают звёзды.
Новогодняя ночь 1942-го. Транспорт уже не ходил и мы 30 километров шли на фронт пешком — в город Колпино, от которого почти ничего не осталось. Очень хотелось есть, но солдатам покормить нас было нечем. Слушали они нас с восторгом. Таких концертов было много, всех не упомнить.
Я от голода не умерла потому, что меня вывезли последними машинами на "большую землю" по льду Дороги жизни, и я вернулась в родную деревню Ключищи, куда уже съехались другие наши родственники. Снова голодно, но мы посылали на фронт всё, что могли".
Поворотным в её судьбе стал 1944 год, когда после смотра народных дарований в Горьком её послали на учёбу в Московскую консерваторию.
В ту ещё военную пору в стенах консерватории работали выдающиеся композиторы и музыканты Шостакович, Прокофьев, Шапорин, Богатырёв, Свешников, Эмиль Гилельс, Генрих Нейгауз. Одновременно с ней учились Мстислав Растропович, Радион Щедрин, Александра Пахмутова, Святослав Рихтер, татарский композитор Рустем Яхин, ставшие выдающимися музыкантами XX века. Такая среда, конечно, оказала огромное влияние на становление личности Сайры. Она окончила консерваторию по специальности оперная певица.
Казань встретила её не слишком приветливо. Сайра вспоминает об этом: "Когда я попала в Казань, я немножко растерялась. Для меня это была очень новая обстановка, новые люди, и к тому же атмосфера филармоническая мне не очень понравилась… подводные течения, симпатии и антипатии. Но меня, как мишарку, пригласил в концертную бригаду очень любимый тогда артист Рашид абый Вагапов. Так, вместо того, чтобы петь в оперном театре, я с бригадой объехала всё Поволжье и пела в деревнях под гармошку народный татарский и русский и композиторский репертуар, а также сочинения Рустема Яхина, бывшего многие годы моим личным другом ещё со времени учёбы в консерватории".
Яхин внес большой вклад в татарскую камерно-инструментальную музыку. Он самый романтичный из татарских композиторов. Дружба Сайры и Рустема возникла на студенческой вечеринке, на которой он исполнил ей своё первое сочинение. Многие годы она была исполнительницей его произведений. Однажды Рустем сказал Сайре: "Ты сегодня убила меня своим пением!" Ему понравилось, как звучал её голос с виолончелью. В ноябре 1947 года в Москве в Октябрьском зале Дома союзов она спела первый романс Рустема под его аккомпанимент. Их дружба бросалась всем окружающим в глаза и ей предавали различные толкования. А Сайра, смеясь, отвечала фразой Райкина: "Знаете, это такая любовь, от которой дети не рождаются". Вот у них такая любовь была, платоническая. Даже разъехавшись по разным городам, они продолжали переписку (см. сборник "Рустем Яхин. Материалы, письма, воспоминания", Казань 2002 г.).
Ещё один крутой поворот в жизни Сайры— в 1956 году она встретила спутника жизни, вышла замуж, стала Вельшаковой, родила дочь Гюзель и снова, уже навсегда, вернулась в Ленин-град-Петербург. Увы! Пришлось на время отказаться от исполнительского творчества и посвятить себя дочери и семье. Когда дочь подросла, Сайра на 7 лет связала себя с Публичной библиотекой имени Салтыкова-Щедрина. Вначале с Отделом литературы народов СССР, позже с Музыкальным отделом, где давала консультации многим музыковедам, музыкантам, композиторам. Вот они-то в 1967 году и "переманили" Сайру Азымовну на работу в Консерваторию на кафедру истории музыки. Здесь развернулись её талант педагога, умение объединять вокруг себя людей и действенно помогать студентам, начинающим свой творческий путь на артистическом поприще. Став заведующей отделом практики, она широко развернула исполнительскую деятельность своих подопечных. Многочисленные концерты с её личным участием в Музее-квартире А. С. Пушкина, в концертных залах. Сайра Азымовна и сегодня, в свои 80 лет, поёт чарующим молодым голосом и недавно записала вокальную лирику Рустема Яхина с аккомпониментом Рината Шакирова — выпускника Ленинградской консерватории.
Её любимый татарский поэт с детских лет — Габдулла Тукай. В деревне отец читал детям его стихи. Как и многие татары, она считает Тукая "татарским Пушкиным", поэтому придумала и со студентами организовала в музее-квартире А. С. Пушкина литературно-музыкальный вечер "Тукай в гостях у Пушкина".
25 лет Сайра Азымовнаа ездила со своими студентами в Михайловское Подружилась с многолетним хранителем этого святого уголка России Семёном Степановичем Гейченко.
С этим необыкновенным человеком её связывала многолетняя дружба до самой его кончины в 1993 году. Все эти годы между ними велась дружеская переписка. Письма Семёна Степановича к Сайре Азымовне опубликованы в сборнике "Михайловская Пушкиниана", изданном в 2003 году к 100-летию со дня рождения Гейченко. Вот одно из его писем:
"Дорогая Сайра Азымовна! Возвращаюсь мысленно к ушедшему августу. Я всё больше вспоминаю приезд вашей консерваторской братии на наши литературные пушкинские вечера. Всё было прекрасно. Все были прекрасны! Спасибо, ангел души моей, милая Сайра Азымовна, за ваше отзывчивое сердце. Спасибо всем, кто посетил наш август!
Ваш всегда С. Гейченко
31 августа 1979 г."
Её друг ушёл из жизни, но Сайра Азымовна продолжает возить своих студентов на поклон к Пушкину и по-прежнему устраивает в Михайловском концерты, на которых поют будущие солисты оперных театров России, в том числе Татарстана и Башкирии...
Татарская деревенская девочка стала в великом городе Ленинграде-Петербурге просветителем, приобщающим к сокровищам культуры множество людей, и в их числе — и самих будущих деятелей культуры. Такая долгая, красивая и светлая жизнь... Когда в переполненном концертном зале имени Глазунова Петербургской консерватории отмечали 80-летний юбилей Сайры Азымовны и она легко взлетела на сцену, весь зал встал и рукоплескал ей. А лучшие петербургские певцы пели для неё.

Обсудить статью на форуме

 

наверх почта анонс последнего номера о газете (паспорт)

© 2003 Издательский дом «Шанс» газета «Татарский мир»
дизайн и поддержка группа «Шанс
+»